Home    Contacts
Главное меню
На главную
Что это?
18+

Подпишитесь на RSS:

Читайте меня в Twitter:

Читайте меня в ЖЖ:

Читайте меня на Facebook:

Читайте меня ВКонтакте:

ТЕМЫ
Дмитрий МЕЗЕНЦЕВ
"Евросибэнерго", "Иркутскэнерго", etc
Олег ДЕРИПАСКА
Иркутская элита, "до кучи"
Нефтегазовые бизнесы
Мечел и Коршуниха
Туристическая отрасль
"Полюс Золото" и золото вообще
МОЙ БИЗНЕС
Из искры возгорится кресло ("Новая газета")
Автор: Андрей Лаховский — специально для «Новой»   
17.10.2011 12:55

Вместе с лесопарками в Приангарье горит система власти

Пожары в Братске, заставившие горожан в течение двух недель дышать смогом и гарью, смогли потушить только после того, как вмешался Дмитрий Медведев. Одной его реплики было достаточно, чтобы враз остановить мучения жителей. Губернатор Дмитрий Мезенцев, старательно делавший вид, что ничего страшного не происходит, после нагоняя от президента был вынужден взять ситуацию под личный контроль. И даже направил в горячую точку своего первого зама Владимира Пашкова.

Сначала года Приангарью уже трижды не повезло оказаться в центре внимания всей страны. В феврале загремел в СИЗО по подозрению в вымогательстве и взяточничестве мэр Братска коммунист Александр Серов. Споры вокруг этого туманного дела, от которого попахивает политической борьбой, не утихают до сих пор.

В июне губернатор слишком долго распинался перед депутатами областного Заксобрания с отчетом о работе за прошлый год. А в результате, когда сообразил, что опаздывает на самолет, потребовал задержать рейс. Самолет был самый обычный, пассажирский. Командир судна пытался сопротивляться насевшим на него наземным службам, но вырваться из иркутского аэропорта удалось только через час, когда на борт прибыло «первое лицо».

А уже в сентябре — новый скандал. В топ федеральных новостей опять угодил Братск — с непрекращающимися пожарами в здешних лесопарках. Город этот устроен весьма своеобразно: он состоит из нескольких районов, удаленных друг от друга на километры и разделенных лесными делянками. Вот как раз они вдруг и начали гореть. Пожары возникали из ниоткуда один за другим, а специалисты ломали голову над тем, что происходит.

И всё бы ничего: сибиряки уже привыкли к полыхающей тайге, к тому, что ежегодно выгорают дотла тысячи гектаров леса. Но на этот раз молча наблюдать за происходящим было крайне затруднительно. 250 тысяч человек — все население Братска — оказались в плену дыма и копоти. Люди жаловались на удушение, головные и желудочные боли. Городских школьников отправили на дополнительные каникулы. Поползли разговоры об эвакуации местного перинатального центра, но на деле никуда рожениц не перевозили, а только отправляли домой раньше установленного срока.

Когда в городе горели десятки гектаров леса, местные чиновники как могли успокаивали народ: ситуация под контролем, волноваться не о чем и завтра от дыма и огня не останется и следа. Власть стремилась во что бы то ни стало самостоятельно справиться с проблемой и особого шума не поднимала. А пожары между тем тушили только 12 человек.

Понять господ Климова и Туйкова, руководивших Братском, можно. При самом активном участии этой парочки за короткое время была вдребезги разбита устоявшаяся система городского управления. Они, будучи депутатами думы Братска, вместе со своими коллегами изменили устав и отменили прямые выборы мэра. В результате Климов — председатель думы — стал еще и мэром, а Туйков — депутат по округу № 13 — главой администрации. Шаткость их позиций была обусловлена в первую очередь стойкой ненавистью к новым городским хозяевам со стороны населения. Люди категорически отказывались воспринимать всерьез тех, кто, по их мнению, захватил власть — Клима и Туя, как их здесь называют. А эти, в свою очередь, наверное, чтобы не уронить собственный дутый авторитет в глазах региональной власти, не предавали огласке информацию о реальном положении.

И Мезенцева, губернатора области, понять можно. О чрезвычайной ситуации в Братске ему скоро все-таки доложили. А Дмитрий Федорович, будучи профессиональным пиарщиком, видимо, тщательно блокировал проникновение «наверх» информации о задыхающемся городе.

На выручку братчанам пришел известный пользователь Сети Дмитрий Медведев. В свое время он входил в состав совета директоров группы компаний «Илим», владеющей Братским лесопромышленным комплексом. Президенту, как рассказывают, неоднократно доводилось бывать в Братске, и это, возможно, стало одной из причин его повышенного внимания к ситуации в городе.

В свою очередь, братчане, увидев бездействие местных властей и убедившись в бесперспективности своих жалоб в правительство области, дозвонились до ведомства Сергея Шойгу. Тот, как выяснилось еще в прошлом году, лесные пожары тушить не обязан, но почему-то не промолчал. По его выражению, ситуацию в Братске можно легко исправить с помощью садовых леек или и вовсе затоптать огонь ногами.

Власти города метафору министра поняли буквально и, договорившись с местными предприятиями, отправили в лес сотни работников. «Топтунам» вручили лопаты и ведра, а затем почему-то обозвали «добровольцами». Но привлекли их в самом финале. А сначала президент заявил, что в связи с неспособностью власти — местной и региональной — справиться с пожарами, необходимо сделать определенные оргвыводы. Губернатор понял слова главы государства как-то по-своему. Проситься в отставку он постеснялся и на совещании в Братске, куда спешно вылетел после нагоняя от Медведева, потребовал от исполняющего обязанности главы администрации города Александра Туйкова написать заявление «по собственному желанию», которое тут же и было оформлено. Братчане стали довольно потирать руки: мол, как захватил Туйков власть, так ее и потерял.

Но вот беда: городские леса заполыхали еще сильнее. И в регионе заговорили о политическом заговоре. Первым в мании преследования признался мэр города Константин Климов. До сих пор остается загадкой: почему губернатор не принудил к отставке именно его? В одном из интервью Климов заявил, что видит в разгуле огня в первую очередь политическую подоплеку. По его словам, город специально поджигают по периметру, словно по заранее выверенному плану.

И тут же объявил о том, что за информацию о поджигателях всякий может получить сто тысяч рублей. Из каких средств, кого именно и за что собирался премировать мэр — непонятно. Потому что полицейские уже пачками задерживали поджигателей, но политической составляющей в их действиях не усмотрели.

А руководители Братского отделения партии власти в приватных беседах обвиняли в происходящем коммунистов, якобы мстящих за посадку предыдущего мэра Серова. Впрочем, не без оснований виновниками чрезвычайной ситуации в Братске можно в какой-то мере считать и «едроссов». Уже год в регионе наблюдается острое противостояние губернатора-варяга и местных элит. Дмитрий Мезенцев, прежде трудившийся заместителем председателя Совета Федерации и примчавшийся в Иркутскую область в июне 2009 года, начал свою работу с посещения редакций чуть ли не всех местных газет. О нем — кандидате психологических наук и авторе диссертации «Влияние СМИ на политические установки личности» — восторженно говорили: ах, какой доступный и общительный! Никому и в голову не могло прийти, что пустая риторика, как можно судить, станет основным и единственным методом работы главы Приангарья.

Но с этим «местные» еще как-то мирились. Их терпение лопнуло, когда губернатор взамен сосланного в Совфед мэра Иркутска Владимира Якубовского пытался посадить в кресло градоначальника Сергея Серебренникова. Его он выдернул из Братска аккурат через три месяца после того, как тот был избран мэром города. Но выборы в Иркутске были успешно провалены: победил выдвинутый коммунистами Виктор Кондрашов.

Следом губернатор проиграл выборы и в самом Братске. За коммуниста Серова проголосовало больше избирателей, чем за двух кандидатов от ЕР, вместе взятых. А уже через неделю — следующее поражение. В Усть-Илимске на мэрских выборах победил опять не тот кандидат — член «Справедливой России» Виктор Ташкинов. Финальный аккорд — разгром единороссов в Ангарске.

Потому-то и ополчились против губернатора руководители регионального отделения «Единой России», а вместе с ними и остальные политические силы области. Мезенцев остался один. Призванные в регион по его инициативе «внешние» кадры быстро разъехались, а с местными сработаться не получается. Фактически сегодня вся сила Дмитрия Федоровича в нем самом да в первом заме Владимире Пашкове. Именно его Мезенцев и отправлял в Братск разруливать ситуацию.

Здесь нельзя не вспомнить губернатора Прибайкалья Александра Тишанина, первого после отмены выборов глав регионов президентского назначенца. Тот славился своей жесткостью, переходящей в жестокость, и резкостью, граничащей с грубостью. Тишанин тоже работал один, потому что в силу своей недоговороспособности перессорился со всеми, с кем только было можно. Та ситуация называлась «политическим кризисом». Сегодняшнему зрелищу региональные эксперты-политологи определения отыскать не могут.

Тишанина отправили в утиль после того, как депутат Законодательного собрания Антон Романов умудрился отыскать какой-то «домик под Парижем», якобы принадлежащий губернатору. Вскоре весь состав областного парламента накатал президенту жалобу, и тот освободил варяга от тяжкой ноши.

Найти домик у Мезенцева затруднительно. Но первопричиной его отставки может послужить неспособность оперативно и самостоятельно справиться с загадочными пожарами в Братске. К тому же непрозрачно на это намекал и президент. У этой мысли есть противники, полагающие, что подлянку губернатору единороссы могли бы подстроить и «не отходя от кассы», прямо на третьем этаже иркутского «серого дома». Однако же в оппозиционной политической тусовке преобладает мнение о том, что иркутский филиал «правящей партии» уже на протяжении ряда лет демонстрирует особый цинизм и изощренность в ситуациях, когда нужно убрать врага. Арест Серова называют самым ярким примером.

О «скорой отставке» Мезенцева в Прибайкалье говорят давно. Уже года полтора обещают, что губернатор оставит регион то весной, то осенью, то после выборов. А сейчас и вовсе считают оставшиеся дни. Никогда еще земля под ногами губернатора Мезенцева не горела таким «братским» огнем.

Тем временем пожары в самом Братске и Братском районе все-таки потушили. Но для этого потребовалось привлечь несколько тысяч служащих МЧС сначала из пределов региона, а потом и со всей Сибири. В помощь им выделили вертолеты, самый мощный в мире пожарный самолет Ил-76, сотни единиц наземной техники.

Администрацию Братска уже в самое ближайшее время ожидает комплексная проверка. Для этого в правительстве области сформирована соответствующая комиссия. Но предполагать, что с властных этажей полетят головы, было бы наивно. Ощутимые кадровые перестановки в городе, как показала практика, не входят в планы региональных властей.

Зато уже последовали оргвыводы другого порядка. Чиновники неожиданно решили не только увеличить штат лесной охраны,
но и повысить сотрудникам ведомства зарплату. Впрочем, такие меры уже неоднократно доказывали свою неэффективность. Мы помним, как после пожаров в инвалидных домах начинались тотальные проверки этих учреждений на территории всей страны. Как после ЧП в «Хромой лошади» власти зашевелились и стали пристально изучать противопожарное состояние развлекательных заведений. Как после взрывов в метро, ровно на неделю усиливались меры безопасности.

Несомненно, к кличке Клим братчане обязательно присовокупят еще какую-нибудь, характеризующую «пожарный» период его правления. Но это будет позднее, когда все поутихнет. Сейчас же власти Братска разгребают угли и посыпают пеплом голову. А горожане неуверенно привыкают к относительно чистому воздуху.

ОРИГИНАЛ ПУБЛИКАЦИИ: http://www.novayagazeta.ru/data/2011/116/29.html